News

Our lawyers actively cooperate with leading business media, both domestic and international. As renown experts on a wide range of topics connected with resolution of disputes in Russia we are invited to provide comments and expert opinions on current news, author articles and publications in the press, and take part in key events of the professional legal community across the globe.
Covid-19: will it provide relief to businesses? Vasily Malinin for Vedomosti

Принесет ли коронавирус освобождение для всех

Почти каждого предпринимателя в нынешних условиях интересуют юридические аспекты форс-мажора, механизмы изменения и расторжения действующих договоров и иные правовые последствия, которыми пандемия грозит бизнесу.

Первая реакция рынка на массовое введение ограничений для бизнеса породила многочисленные вариации поведения в договорных отношениях. За четыре недели жесткого режима изоляции накопился материал, который позволяет ответить на первый и главный вопрос – свободны ли должники от исполнения обязательств по договорам в период карантина?

Многие считают, что если распространение вируса или акты публичных органов привели к полной или частичной невозможности исполнения обязательств, договор прекращается полностью или в эквивалентной части. На первый взгляд, это идеальный выход как минимум для тех, чей бизнес был приостановлен волей властей. Однако это не совсем так. Невозможность исполнения договора должна носить постоянный и неустранимый характер, но о какой неустранимости может иди речь, когда правовые акты непосредственно определяют четкие временные пределы действия ограничений. Именно по этой причине позиция, основанная на прекращении договора вследствие невозможности его исполнения, носит ошибочный характер.

Другое, что приходит на ум всем предпринимателям, это ссылка на форс-мажор. И хотя российское законодательство не содержит такого понятия, оно имеет аналогичный по юридическому значению институт – обстоятельства непреодолимой силы. Подобные обстоятельства могут быть как фактическими (землетрясение, наводнение, шторм), так и юридическими (эмбарго, санкции, иные ограничения и запреты властей). В текущих реалиях в большей степени непреодолимую силу для исполнения договоров создает не сам факт распространения пандемии, а вводимые публичными органами ограничения и запреты для работы бизнеса, перемещения граждан и так далее. Именно предпринятые властями меры удобнее всего использовать для обоснования форс-мажора, однако нужно иметь в виду ряд факторов.

Форс-мажор – это инструмент, дарованный законом, поэтому работает он по строго определенным правилам. К примеру, непреодолимая сила не может стать основанием для освобождения от исполнения самого обязательства (внесение арендной платы, выполнение строительных работ, поставка товаров). Подобные обстоятельства являются лишь основанием для освобождения от ответственности за нарушение таких обязательств (убытки, неустойка, проценты). Иными словами, после окончания форс-мажора обязательства придется исполнять, но без негативных для себя последствий.

Пандемия не имеет универсального значения для всех. Последствия распространения вируса и ограничительные меры государственных органов имеют относительный характер, то есть каждого затрагивают по-разному. По этой причине ссылка на обстоятельства непреодолимой силы будет доступна не всем участникам оборота, а только реально пострадавшим лицам, для которых форс-мажор стал основной причиной неисполнения обязательства. То есть объективное обстоятельство распространения вируса и связанные с этим ограничительные меры властей должны находиться в прямой причинно-следственной связи с фактом неисполнения обязательств перед контрагентами. Добровольное закрытие бизнеса в текущий период или отсутствие у должника денежных средств не могут стать причиной для освобождения от ответственности.

Однако в соответствии с актуальными разъяснениями Верховного суда, если отсутствие денежных средств связано с распространением вируса и императивными запретами, которые в совокупности повлекли потерю доходов (как по непосредственным причинам – приостановка бизнеса из-за прямого предписания властей, так и по косвенным причинам – самоизоляция граждан), данное обстоятельство также может быть квалифицировано в качестве освобождающего от ответственности.

Для многих предпринимателей послабления, которые сулит им ссылка на форс-мажор, также не являются достаточными, поскольку обязательства исполнять так или иначе придется, но аккумулировать ресурсы на исполнение не представляется возможным. В таких условиях предприниматели стараются найти способ для освобождения от исполнения самого договора, а не только от ответственности за нарушение обязательств по нему. Закон не дает права расторгать договор вследствие обстоятельств непреодолимой силы. Однако рекомендуется, в первую очередь, проверить положения договора, поскольку многие контракты содержат иное регулирование последствий форс-мажора, а иногда даже рассматривают его в качестве основания для расторжения договора. Это нетрадиционное для российского закона решение, которое пришло к нам из стран англо-саксонской правовой семьи. Тем не менее, на уровне делового оборота такие оговорки встречаются повсеместно и они имеют полную юридическую силу для сторон договора.

Кроме того, падение доходов, снижение потребительского спроса и прочие подобные факторы можно пытаться использовать для обоснования существенного изменения обстоятельств и расторжения договора в судебном порядке. Остается надеяться, что суды не останутся равнодушными к предпринимателям в особо печальном положении и проявят смелость, применив ранее мертвую норму закона для их спасения.

Таким образом, освобождение от договорных обязательств получат далеко не все, каждый случай будет рассматриваться индивидуально, и чаще можно будет говорить об исключении ответственности, но не о свободе выбора в исполнении договора.