Пресс-центр

Юристы и адвокаты «РКП» активно сотрудничают с ведущими деловыми СМИ, выступают в роли экспертов в вопросах правового регулирования, комментируют актуальные новости и публикуют статьи в профильных изданиях, а также принимают участие в ключевых мероприятиях юридического сообщества в России и за рубежом.
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПРИ БАНКРОТСТВЕ: ИЗМЕНЕНИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
7 июля 2021

С 12 июля 2021 г. вступают в силу изменения, внесенные в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом РФ № 241-ФЗ от 01.07.2021 г. «О внесении изменений в статьи 195 и 196 УК РФ и статью 31 УПК РФ»: ужесточается ответственность отдельных категорий лиц за совершение преступлений по «банкротным» статьям, появляется примечание, освобождающее от ответственности лиц, содействовавших раскрытию преступления, появляются новые квалифицированные составы.

Новые субъекты банкротных преступлений

В Уголовном кодексе РФ появляются специальные субъекты, для которых предусмотрена повышенная ответственность, такие как:

  • Арбитражный управляющий;
  • Контролирующее должника лицо;
  • Руководитель контролирующего должника лица;
  • Председатель ликвидационной комиссии (ликвидатор).

Разграничение ответственности общих и специальных субъектов отчасти вытекает из объема прав, предоставляемых им в процедурах несостоятельности (банкротства). Получение специального статуса обуславливает бóльший размер ответственности по сравнению с иными лицами.

Теперь за совершение неправомерных действий при банкротстве указанным лицам грозит наказание от штрафа в размере до 2 млн руб. до лишения свободы на срок до 4 лет с возможностью взыскания штрафа и лишения права занимать определенные должности.

 

Ужесточение ответственности за неправомерные действия при банкротстве

Изменение максимального размера санкции меняет категорию этих преступлений для указанных лиц на категорию составов средней тяжести. Данное обстоятельство влечет изменение в исчислении срока давности привлечения к уголовной ответственности, который предполагает возможность привлечения к ответственности в течение 6 лет после совершения преступления, что существенно больше общего срока, предусмотренного для иных лиц по этой же статье, – двух лет.

Средняя продолжительность процедур по делам о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц предполагает срок не менее 2,5 лет, что было сопоставимо с применимыми сроками давности привлечения к уголовной ответственности. В настоящее время в результате изменения категории преступления риск наступления уголовно-правовых последствий будет сохраняться длительное время, в том числе и после окончания дела о банкротстве.

Новые риски для арбитражных управляющих

Отдельное определение в диспозиции нормы уголовного закона арбитражного управляющего как самостоятельного субъекта преступления позволит правоохранительным органам применять измененный состав в первую очередь в отношении их деятельности в процедуре банкротства.

Указанное обстоятельство может стать причиной повышения нагрузки на судебную систему, поскольку арбитражные управляющие для минимизации риска привлечения к уголовной ответственности будут стремиться подтверждать легитимность своих действий в судебном (арбитражном) порядке.

Новые риски для контролирующих должника лиц

Вносимые изменения повлекут существенное увеличение рисков привлечения к ответственности контролирующих должника лиц.

Несмотря на то, что в Законе о банкротстве дано легальное понятие контролирующих должника лиц (ст. 61.10 Закона о банкротстве), привлечение их к имущественной (гражданской) ответственности связано с большим количеством презумпций, которые привлекаемому к ответственности лицу предлагается опровергнуть. В противном случае арбитражный суд вправе привлечь их к ответственности. После признания арбитражным судом того или иного лица контролировавшим должника, результаты такого процесса могут быть (и, скорее всего, будут) использованы в уголовном преследовании, что вызывает фундаментальное противоречие - стандарт доказывания для арбитражного процесса мягче, чем стандарт доказывания в уголовном процессе. Обратная процедура может быть использована участниками банкротного производства для доказывания статуса контролирующего лица через уголовное производство.

Соответственно, возникает вопрос о порядке установления статуса контролирующего должника лица: с учетом сниженного стандарта доказывания в арбитражном процессе, повышения размера ответственности лица при установлении наличия этого статуса и действия презумпции невиновности использование фактов, установленных в арбитражном процессе, должно быть ограниченным. Полагаем, что статус контролирующего должника лица, при наличии конкуренции процессов, должен устанавливаться в приоритетном порядке именно в уголовном процессе в связи с наличием широкого круга процессуальных гарантий и повышенных стандартов доказывания.

Новые основания освобождения от уголовной ответственности

Кроме того, в статье 195 Уголовного кодекса РФ появляется новое примечание – лицо освобождается от ответственности, если оно:

  • совершает преступление впервые;
  • активно содействует раскрытию и расследованию преступления;
  • указывает на лиц, которые извлекали выгоду из незаконного или недобросовестного поведения;
  • раскрывает информацию об активах этих лиц;
  • объем активов этих лиц обеспечивает реальное возмещение ущерба, причиненного преступлением;
  • в действиях этого лица не содержится иной состав преступления.

Комментарии юристов

Пересечение стандартов доказывания и использование судебных актов из арбитражного процесса в качестве преюдициальных может стать причиной необоснованного расширения круга лиц, подлежащих уголовной ответственности, злоупотреблений со стороны участников банкротного производства, снижения качества процессуальной деятельности правоохранительных органов и судов. Судебная практика свидетельствует о том, что установление статуса контролирующего должника лица возможно даже без участия этого лица в деле. Достаточно однократного уведомления о начале процедуры привлечения к субсидиарной ответственности. В этом усматривается большой объем различных рисков нового закона.

Также в статье 195 Уголовного кодекса РФ появляется новый квалифицирующий признак – совершение указанных действий группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. За это деяние предусмотрены санкции от штрафа в размере до 2 млн руб. до лишения свободы на срок до 5 лет. Данный состав в правоприменительной практике, вероятно, будет использоваться чаще, чем иные составы из этой статьи, что связано со спецификой совершения «банкротных» преступлений и объемом правоотношений в коммерческой деятельности субъектов предпринимательства.

Указанные изменения направлены на повышение эффективности противодействия преступлениям в сфере банкротства, упрощение процедуры привлечения конечных бенефициаров к уголовной ответственности, а также на повышение вероятности возмещения ущерба кредиторам.

Стимулирующие примечания, освобождающие от ответственности, не только положительно повлияют на удовлетворение требований кредиторов, но могут повлечь за собой рост случаев оговоров со стороны лиц, заинтересованных в освобождении от уголовного преследования и ответственности. Это существенно усложнит возможность защиты своих интересов подозреваемыми и обвиняемыми по уголовным делам. Негативная практика, связанная с заключаемыми сделками со следствием, указывает, что в большинстве случаев заинтересованные лица, содействуя следствию, готовы предоставлять любую информацию, позволяющую снизить или исключить риск преследования.

В Уголовном кодексе РФ изменится также редакция статьи 196 путем добавления части 2, в которой предусмотрены квалифицирующие признаки, повышающие размер ответственности (совершение преступления лицом с использованием служебного положения, контролирующим должника лицом, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и др.).

Вместе с этим необходимо отметить, что новые положения уголовного закона не разрешают текущие проблемы правоприменительной практики, в частности, до сих пор дискуссионным остается вопрос о разграничении смежных составов преступлений из числа «банкротных» и составов против собственности, должностных преступлений.